?

Log in

Previous Entry | Next Entry

Снова открыла Уоррена почитать, хотела найти в интернете оригиналы, но не получается. Кто мне ответит, почему в интернетах так сложно ищутся стихи американских поэтов? Пожалуй, надо перепечатать парочку, пусть остаются на радость ищущим. Хотя слово "радость" не об этом стихотворении. Да и у меня весенняя питерская депрессия, потому что это ежегодное недоразумение - что хотите, только не весна.

                Роберт Пенн Уоррен

             Миссия (Пер. О.Чухонцева)

В темной комнате шелестит электрический морозильник.
Его шепот как внутренний монолог вины и прощения,
И я пробуждаюсь от сна о конях. Они не знают,
Что я вижу их во сне. Они уж давно мертвы.

За колючей проволокой, в тумане, они стоят,
Как два серых камня, два табуна неподвижных.
Серый ветер с моря не шевелит тяжелые гривы,
Море серо. Ночь наступает. Гривы зашелестят

Позже, тихо-тихо, под ветром бискайским. Но нет,
Они мертвы. В конинной лавке, в деревне,
Над дверьми золотая конская голова. От сна своего
Я пробуждаюсь, соображая, что тень от большущей

Ели возле нашего дома должна черно
Падать на белую зимнюю крышу. Ель бы хотела
Спрятать дом от луны, так как вряд ли кому
До конца бывают понятны ее намерения.

Ель не знает, что лунный квадрат лежит на полу
У моей кровати, и я слежу за ним, представляя,
Как в засыпанной снегом горе, в изломе скалы,
Под гранитным выступом спящий медведь свернулся

Под шкурой своей, как в госпитале инвалид
Под одеялом. Истаял жир на костях, и шкура
Слишком ему велика. Он во сне ворочается,
Газы неслышно спуская в ледовых потемках. Глаза

Не открываются. Снаружи, в лунном сиянии,
Уступы в сосульках, как в бороде, и черный ручей
Пробирается подо льдом. У него своя миссия,
Но в темноте он забыл какая. И я забыл

О собственной миссии. Это, быть может, к лучшему,
Ибо, если я буду черный сверлить потолок
И пытаться вспомнить забытое, я не сумею
Снова уснуть и во сне не увижу опять,

Как табуны, цвета морского тумана, как камни,
Грубо обтесанные, стоят, а за ними поля
Вдаль простираются, и умирает пространство.
Может, забытая миссия - это попытка понять,

Что в красоте, как иероглиф причудливый, этого мира
                                                                          есть радость.